Проиграть видео

«Деньги — это фигня.

Свобода — вот что самое главное в жизни»

Алина Байкова

Алина, история того, как ты стала моделью, похожа на сказку. Расскажи её

На самом деле, я тоже считаю, что моя история — это сказка. Я даже представить не могла, что у меня будет такая жизнь, которой я живу сейчас. Например, в школу я ходила в ботинках до тех пор, пока на них полностью не стиралась подошва, а в дырки часто затекала вода. Причем я всегда была худой, плоской, некрасивой. Моя мама зимой и летом на улице принимала пустые стеклянные бутылки от бездомных людей, а мы ей помогали — таскали мешки с этой тарой после школы. У нас была квартира, но мы были как бездомные: жили за копейки, заработанные на сдаче бутылок.

Это ты такой себя считала?

Я считала себя гадким утенком. У меня было очень много комплексов, которые вложила сначала мама, потом подруги. К тому же мама не могла купить нам одежду: одну зарплату она тратила на сестру, следующую — на меня. Она родила нас, когда сама была еще ребенком – в 18 лет. В какой-то момент я поняла, что мама не может позволить нам купить то, что мы хотим. Кроме того, я была очень худая и высокая, и штанов на рынке на меня было не найти. Тогда я начала делать одежду «под себя»: делала выкройки и относила знакомой девушке, которая шила. Причем все вещи были формата «балахон», чтобы я казалась толще. Мне было 17 лет, когда я начала работать официанткой в таком режиме: 24 работала и 48 часов отдыхала. Я хотела учиться, но понимала, что для мамы это будет еще сложнее. Причем это было нелегально: официально я не могла работать больше, чем восемь часов. Зарабатывала я тогда 10 евро в месяц, у меня были хорошие чаевые и еще много белого шоколада от кавалеров из заведения. Тогда я очень любила белый шоколад. Тогда же я поняла, что я симпатичная, а также то, что я нравлюсь мужчинам старше меня. Почему-то там я была всеобщей любимицей.

Кстати, то же самое и сейчас: я или малолеткам нравлюсь, или мужчинам постарше. Кстати, в школе у меня не было ни одного ухажера. Первый секс у меня был в 17 лет — уже после того, как я закончила школу.

Алина, история того, как ты стала моделью, похожа на сказку. Расскажи её

На самом деле, я тоже считаю, что моя история — это сказка. Я даже представить не могла, что у меня будет такая жизнь, которой я живу сейчас. Например, в школу я ходила в ботинках до тех пор, пока на них полностью не стиралась подошва, а в дырки часто затекала вода. Причем я всегда была худой, плоской, некрасивой. Моя мама зимой и летом на улице принимала пустые стеклянные бутылки от бездомных людей, а мы ей помогали — таскали мешки с этой тарой после школы. У нас была квартира, но мы были как бездомные: жили за копейки, заработанные на сдаче бутылок.

Это ты такой себя считала?

Я считала себя гадким утенком. У меня было очень много комплексов, которые вложила сначала мама, потом подруги. К тому же мама не могла купить нам одежду: одну зарплату она тратила на сестру, следующую — на меня. Она родила нас, когда сама была еще ребенком – в 18 лет. В какой-то момент я поняла, что мама не может позволить нам купить то, что мы хотим. Кроме того, я была очень худая и высокая, и штанов на рынке на меня было не найти. Тогда я начала делать одежду «под себя»: делала выкройки и относила знакомой девушке, которая шила. Причем все вещи были формата «балахон», чтобы я казалась толще. Мне было 17 лет, когда я начала работать официанткой в таком режиме: 24 работала и 48 часов отдыхала. Я хотела учиться, но понимала, что для мамы это будет еще сложнее. Причем это было нелегально: официально я не могла работать больше, чем восемь часов. Зарабатывала я тогда 10 евро в месяц, у меня были хорошие чаевые и еще много белого шоколада от кавалеров из заведения. Тогда я очень любила белый шоколад. Тогда же я поняла, что я симпатичная, а также то, что я нравлюсь мужчинам старше меня. Почему-то там я была всеобщей любимицей.

Кстати, то же самое и сейчас: я или малолеткам нравлюсь, или мужчинам постарше. Кстати, в школе у меня не было ни одного ухажера. Первый секс у меня был в 17 лет — уже после того, как я закончила школу.

Это ты такой себя считала?

Я считала себя гадким утенком. У меня было очень много комплексов, которые вложила сначала мама, потом подруги. К тому же мама не могла купить нам одежду: одну зарплату она тратила на сестру, следующую — на меня. Она родила нас, когда сама была еще ребенком – в 18 лет. В какой-то момент я поняла, что мама не может позволить нам купить то, что мы хотим. Кроме того, я была очень худая и высокая, и штанов на рынке на меня было не найти. Тогда я начала делать одежду «под себя»: делала выкройки и относила знакомой девушке, которая шила. Причем все вещи были формата «балахон», чтобы я казалась толще. Мне было 17 лет, когда я начала работать официанткой в таком режиме: 24 работала и 48 часов отдыхала. Я хотела учиться, но понимала, что для мамы это будет еще сложнее. Причем это было нелегально: официально я не могла работать больше, чем восемь часов. Зарабатывала я тогда 10 евро в месяц, у меня были хорошие чаевые и еще много белого шоколада от кавалеров из заведения. Тогда я очень любила белый шоколад. Тогда же я поняла, что я симпатичная, а также то, что я нравлюсь мужчинам старше меня. Почему-то там я была всеобщей любимицей.

Кстати, то же самое и сейчас: я или малолеткам нравлюсь, или мужчинам постарше. Кстати, в школе у меня не было ни одного ухажера. Первый секс у меня был в 17 лет — уже после того, как я закончила школу.

Через шесть месяцев после начала работы мы поехали, чтобы с нас сняли мерки для пошива униформы. На примерке владелица ателье, которая также владела модельным агентством, сказала мне: «Пройдись». Я тогда подумала: «Почему она ко мне прицепилась?». Но прошлась. А она спросила: «Хочешь быть моделью?». Я ответила: «Нет». На что услышала, что обязательно должна попробовать.

Я была очень неуверенной в себе, очень. Знала, что я гадкий утенок, и смирилась с этим. Поэтому, когда она дала мне визитку, я ей не позвонила.

На следующей встрече она снова начинает ко мне цепляться — причем до такой степени, что начинает раздражать.

— Даже не думайте, мне это не интересно, — ответила я.

Через шесть месяцев после начала работы мы поехали, чтобы с нас сняли мерки для пошива униформы. На примерке владелица ателье, которая также владела модельным агентством, сказала мне: «Пройдись». Я тогда подумала: «Почему она ко мне прицепилась?». Но прошлась. А она спросила: «Хочешь быть моделью?». Я ответила: «Нет». На что услышала, что обязательно должна попробовать.

Я была очень неуверенной в себе, очень. Знала, что я гадкий утенок, и смирилась с этим. Поэтому, когда она дала мне визитку, я ей не позвонила.

На следующей встрече она снова начинает ко мне цепляться — причем до такой степени, что начинает раздражать.

— Даже не думайте, мне это не интересно, — ответила я.

В то время моделинга не существовало. Зато была проституция и истории о том, как девочек отдают в рабство. Это было на всех каналах телевизора, и никто не верил в моделинг. Я решила, что проституткой точно не буду, и все это мне не интересно.

Но потом я пошла с сестрами на дискотеку, где ко мне подошла девочка. Она спросила, не модель ли я. Услышав «нет», она сказала, что мне нужно быть моделью, и предложила пойти с ней в «Ремо» — то самое модельное агентство, которым владела женщина в ателье. В тот момент я подумала: «Ни фига себе! Кажется, это судьба!». Я согласилась и начала посещать агентство. Все девочки платили за обучение, кроме меня. Владелица агентства Татьяна Ивановна Жижа очень верила в меня. Причем я сразу выставила условия: если у меня не будет работы за границей, с должностью официантки я не собираюсь расставаться. Дальше с Татьяной состоялся такой диалог:

— Я сутки работаю, сутки отсыпаюсь, и в один свободный день я могу посещать агенство. Бежать после 24-часового рабочего дня я на уроки моделиинга не собираюсь.

— Знаешь, что? Ты здесь единственная, кто не платит. Тебе лучше собрать свою задницу и прийти сюла.

— Знаете, что? Вам лучше забыть мой номер телефона и больше никогда сюда не звонить.

 

Вот такой произошел скандал. Снова я стала ходить в агентство только после того, как она позвонила и попросила прощения. Вскоре после этого я несколько раз летала в Китай, где получала за ежедневный выход в китайском шоу получала 300 долларов. Там с нами фотографировались как с диковинками — полный bullshit. После этого мне сделали визу в Париж, Италию и Америку, и отправили на автобусе на кастинг в Киев. Все девочки были очень красивые, и я считала, что они гораздо красивее, чем я. Но из всего автобуса в Париж отобрали только меня. Там я работала очень долго, но денег не зарабатывала — там большие налоги и дорогая жизнь. В Париж едут ради имени.

Потом я поняла, что Парижа мне мало. Я поменяла агентство и полетела в Нью-Йорк. Именно там я стартанула. Обо мне начали слышать, когда я была в Нью-Йорке. Все, что я имею в жизни — я на все это работаю. Конечно, я могу сказать, что я везунчик, но просто так я никогда ничего не получала. Поэтому я ценю все, что имею. Благодаря Татьяне Ивановне, которая меня «толкала» — я есть там, где должна быть. Я поддерживаю с ней общение и на все интервью, которые снимают обо мне в Кировограде, я приглашаю ее. Все, что я имею — это благодаря ей.

 

В то время моделинга не существовало. Зато была проституция и истории о том, как девочек отдают в рабство. Это было на всех каналах телевизора, и никто не верил в моделинг. Я решила, что проституткой точно не буду, и все это мне не интересно.

Но потом я пошла с сестрами на дискотеку, где ко мне подошла девочка. Она спросила, не модель ли я. Услышав «нет», она сказала, что мне нужно быть моделью, и предложила пойти с ней в «Ремо» — то самое модельное агентство, которым владела женщина в ателье. В тот момент я подумала: «Ни фига себе! Кажется, это судьба!». Я согласилась и начала посещать агентство. Все девочки платили за обучение, кроме меня. Владелица агентства Татьяна Ивановна Жижа очень верила в меня. Причем я сразу выставила условия: если у меня не будет работы за границей, с должностью официантки я не собираюсь расставаться. Дальше с Татьяной состоялся такой диалог:

— Я сутки работаю, сутки отсыпаюсь, и в один свободный день я могу посещать агенство. Бежать после 24-часового рабочего дня я на уроки моделиинга не собираюсь.

— Знаешь, что? Ты здесь единственная, кто не платит. Тебе лучше собрать свою задницу и прийти сюла.

— Знаете, что? Вам лучше забыть мой номер телефона и больше никогда сюда не звонить.

 

В то время моделинга не существовало. Зато была проституция и истории о том, как девочек отдают в рабство. Это было на всех каналах телевизора, и никто не верил в моделинг. Я решила, что проституткой точно не буду, и все это мне не интересно.

Но потом я пошла с сестрами на дискотеку, где ко мне подошла девочка. Она спросила, не модель ли я. Услышав «нет», она сказала, что мне нужно быть моделью, и предложила пойти с ней в «Ремо» — то самое модельное агентство, которым владела женщина в ателье. В тот момент я подумала: «Ни фига себе! Кажется, это судьба!». Я согласилась и начала посещать агентство. Все девочки платили за обучение, кроме меня. Владелица агентства Татьяна Ивановна Жижа очень верила в меня. Причем я сразу выставила условия: если у меня не будет работы за границей, с должностью официантки я не собираюсь расставаться. Дальше с Татьяной состоялся такой диалог:

— Я сутки работаю, сутки отсыпаюсь, и в один свободный день я могу посещать агенство. Бежать после 24-часового рабочего дня я на уроки моделиинга не собираюсь.

— Знаешь, что? Ты здесь единственная, кто не платит. Тебе лучше собрать свою задницу и прийти сюла.

— Знаете, что? Вам лучше забыть мой номер телефона и больше никогда сюда не звонить.

 

Вот такой произошел скандал. Снова я стала ходить в агентство только после того, как она позвонила и попросила прощения. Вскоре после этого я несколько раз летала в Китай, где получала за ежедневный выход в китайском шоу получала 300 долларов. Там с нами фотографировались как с диковинками — полный bullshit. После этого мне сделали визу в Париж, Италию и Америку, и отправили на автобусе на кастинг в Киев. Все девочки были очень красивые, и я считала, что они гораздо красивее, чем я. Но из всего автобуса в Париж отобрали только меня. Там я работала очень долго, но денег не зарабатывала — там большие налоги и дорогая жизнь. В Париж едут ради имени.

Потом я поняла, что Парижа мне мало. Я поменяла агентство и полетела в Нью-Йорк. Именно там я стартанула. Обо мне начали слышать, когда я была в Нью-Йорке. Все, что я имею в жизни — я на все это работаю. Конечно, я могу сказать, что я везунчик, но просто так я никогда ничего не получала. Поэтому я ценю все, что имею. Благодаря Татьяне Ивановне, которая меня «толкала» — я есть там, где должна быть. Я поддерживаю с ней общение и на все интервью, которые снимают обо мне в Кировограде, я приглашаю ее. Все, что я имею – это благодаря ей.

Вот такой произошел скандал. Снова я стала ходить в агентство только после того, как она позвонила и попросила прощения. Вскоре после этого я несколько раз летала в Китай, где получала за ежедневный выход в китайском шоу получала 300 долларов. Там с нами фотографировались как с диковинками — полный bullshit. После этого мне сделали визу в Париж, Италию и Америку, и отправили на автобусе на кастинг в Киев. Все девочки были очень красивые, и я считала, что они гораздо красивее, чем я. Но из всего автобуса в Париж отобрали только меня. Там я работала очень долго, но денег не зарабатывала — там большие налоги и дорогая жизнь. В Париж едут ради имени.

Потом я поняла, что Парижа мне мало. Я поменяла агентство и полетела в Нью-Йорк. Именно там я стартанула. Обо мне начали слышать, когда я была в Нью-Йорке. Все, что я имею в жизни — я на все это работаю. Конечно, я могу сказать, что я везунчик, но просто так я никогда ничего не получала. Поэтому я ценю все, что имею. Благодаря Татьяне Ивановне, которая меня «толкала» — я есть там, где должна быть. Я поддерживаю с ней общение и на все интервью, которые снимают обо мне в Кировограде, я приглашаю ее. Все, что я имею — это благодаря ей.

Расскажи о главных мифах про модельный бизнес.

Много чего изменилось. Раньше моделинг работал, давая шанс таким как я, Наташа Водянова и многие другие бедные девочки. Сейчас происходит вот что. Например, как Карин Ройтфельд начала с Джиджи и Беллой Хадид? У Джиджи влиятельная семья, Карин вырастила этих девочек. Потом они поняли, что феномен Кардашьян работает и дает большой охват. Стало понятно, что всем нужны деньги и слава. Никому уже не интересна обычная девочка, которая пришла из ниоткуда, и только сейчас себя делает. Сегодня важны ответы на такие вопросы: «С кем ты встречаешься? С кем спишь? С кем ты был замечен? С кем дружишь?». Ты уже должен быть кем-то, чтобы быть там.

Поэтому мифы о том, что модели подкладывают друг другу лезвия в туфли, сегодня не отвечают действительности. Да и вообще в моем времени этого не было. Потому что на кастинг приходит 20 девочек, и кого выберут — зависит от удачи и от клиента. Ненавидеть кого-то из девочек нет смысла: все дружелюбные, все друг друга уважают и поддерживают.

Сегодня среди моделей на показе обязательно должно быть три афроамериканками, азиатки, бразильянки. Сейчас на показах почти нет славянских девушек, хотя раньше их было много. Дело в том, что у нас менталитет другой: нет всего этого «nice», «спасибо большое», «пожалуйста». На самом деле, у меня в лексиконе эти фразы только а Америке появились — я раньше такой не была. То, где я сейчас нахожусь, во многом благодаря тому, что я большую работу с собой провела. Я ведь когда-то нормально на русском не могла общаться, английский не знала совсем, у меня все члены семьи без образования.

А когда я начала заниматься благотворительностью — моя жизнь перевернулась. Я поняла: даже если ты платишь, то не должен никого унижать, а тебе никто ничего не обязан.

Расскажи о главных мифах про модельный бизнес. 

Много чего изменилось. Раньше моделинг работал, давая шанс таким как я, Наташа Водянова и многие другие бедные девочки. Сейчас происходит вот что. Например, как Карин Ройтфельд начала с Джиджи и Беллой Хадид? У Джиджи влиятельная семья, Карин вырастила этих девочек. Потом они поняли, что феномен Кардашьян работает и дает большой охват. Стало понятно, что всем нужны деньги и слава. Никому уже не интересна обычная девочка, которая пришла из ниоткуда, и только сейчас себя делает. Сегодня важны ответы на такие вопросы: «С кем ты встречаешься? С кем спишь? С кем ты был замечен? С кем дружишь?». Ты уже должен быть кем-то, чтобы быть там.

Поэтому мифы о том, что модели подкладывают друг другу лезвия в туфли, сегодня не отвечают действительности. Да и вообще в моем времени этого не было. Потому что на кастинг приходит 20 девочек, и кого выберут — зависит от удачи и от клиента. Ненавидеть кого-то из девочек нет смысла: все дружелюбные, все друг друга уважают и поддерживают.

Сегодня среди моделей на показе обязательно должно быть три афроамериканками, азиатки, бразильянки. Сейчас на показах почти нет славянских девушек, хотя раньше их было много. Дело в том, что у нас менталитет другой: нет всего этого «nice», «спасибо большое», «пожалуйста». На самом деле, у меня в лексиконе эти фразы только а Америке появились — я раньше такой не была. То, где я сейчас нахожусь, во многом благодаря тому, что я большую работу с собой провела. Я ведь когда-то нормально на русском не могла общаться, английский не знала совсем, у меня все члены семьи без образования.

А когда я начала заниматься благотворительностью — моя жизнь перевернулась. Я поняла: даже если ты платишь, то не должен никого унижать, а тебе никто ничего не обязан.

Проституция в модельном бизнесе существует?

Нет. Вот покажи мне человека в модельном бизнесе, с кем я могу переспать? Там или геи, или девушки. Я живу годами без секса. Кроме того, успешные модели зарабатывают деньги, поэтому нам тяжело с мужчинами. Мужчины же любят, когда ты их поддерживаешь. У моделей такого нет — мы супернезависимые. Нас можно «взять» только уважением, хорошим отношением, ну и цветами. Ничем нас больше не удивить. Проституция в этом бизнесе существует, но речь скорее идет про Instagram-моделей, которые не работают и путешествуют за деньги по дорогим яхтам. У них миллион подписчиков, но никто не понимает, как они зарабатывают деньги. Если же ты модель, ты работаешь и у тебя есть имя — тебе просто незачем это делать.

Ты говорила, что веришь в судьбу. Означает ли это, что если человеку предстоит найти свое предназначение — для этого не нужно прилагать усилий и все случится само собой?

Очень хороший вопрос. Я верю, что некоторым людям все дается очень легко, а другим – например, мне, нужно работать на то, что ты имеешь. Недавно я в Instagram опубликовала пост с двумя мыслями: «Если ты не борешься в жизни ни за что — ты никуда не придешь» и «Ты получаешь все, когда ты ни за чем не гонишься».

Например, я очень хотела быть в шоу Victoria’s Secret. Настолько сильно хотела, что оно даже не произошло. Это, кстати, единственное в жизни, чего я очень сильно хотела. А бывает так, что мимолетно захотела чего-то, а оно на следующий день происходит. Я не знаю, как жизнь работает, до сих пор не понимаю. И никто из нас никогда не поймет, как работает Вселенная. Я верю в удачу, в судьбу, а также в то, что все в жизни происходит – расписано для нас на 100%. Плохие и хорошие ситуации уже где-то запланированы. Я всегда говорю: «Без плохого никогда не будешь ценить хорошее». Раньше я расстраивалась из-за плохих ситуаций. Сегодня я задаю себе вопрос: может, ты кого-то унизила или причинила боль? 

Ты говорила, что веришь в судьбу. Означает ли это, что если человеку предстоит найти свое предназначение — для этого не нужно прилагать усилий и все случится само собой?

Очень хороший вопрос. Я верю, что некоторым людям все дается очень легко, а другим – например, мне, нужно работать на то, что ты имеешь. Недавно я в Instagram опубликовала пост с двумя мыслями: «Если ты не борешься в жизни ни за что — ты никуда не придешь» и «Ты получаешь все, когда ты ни за чем не гонишься».

Например, я очень хотела быть в шоу Victoria’s Secret. Настолько сильно хотела, что оно даже не произошло. Это, кстати, единственное в жизни, чего я очень сильно хотела. А бывает так, что мимолетно захотела чего-то, а оно на следующий день происходит. Я не знаю, как жизнь работает, до сих пор не понимаю. И никто из нас никогда не поймет, как работает Вселенная. Я верю в удачу, в судьбу, а также в то, что все в жизни происходит – расписано для нас на 100%. Плохие и хорошие ситуации уже где-то запланированы. Я всегда говорю: «Без плохого никогда не будешь ценить хорошее». Раньше я расстраивалась из-за плохих ситуаций. Сегодня я задаю себе вопрос: может, ты кого-то унизила или причинила боль? 

Ты говорила, что веришь в судьбу. Означает ли это, что если человеку предстоит найти свое предназначение — для этого не нужно прилагать усилий и все случится само собой?

Очень хороший вопрос. Я верю, что некоторым людям все дается очень легко, а другим – например, мне, нужно работать на то, что ты имеешь. Недавно я в Instagram опубликовала пост с двумя мыслями: «Если ты не борешься в жизни ни за что — ты никуда не придешь» и «Ты получаешь все, когда ты ни за чем не гонишься».

Например, я очень хотела быть в шоу Victoria’s Secret. Настолько сильно хотела, что оно даже не произошло. Это, кстати, единственное в жизни, чего я очень сильно хотела. А бывает так, что мимолетно захотела чего-то, а оно на следующий день происходит. Я не знаю, как жизнь работает, до сих пор не понимаю. И никто из нас никогда не поймет, как работает Вселенная. Я верю в удачу, в судьбу, а также в то, что все в жизни происходит – расписано для нас на 100%. Плохие и хорошие ситуации уже где-то запланированы. Я всегда говорю: «Без плохого никогда не будешь ценить хорошее». Раньше я расстраивалась из-за плохих ситуаций. Сегодня я задаю себе вопрос: может, ты кого-то унизила или причинила боль? 

Что для тебя означает фраза «успешный человек»?

Есть две категории успеха: успех на имя и успех на деньги. Тебя могут знать все, а ты при этом ничего не зарабатываешь. Например, у меня в Кировограде живет врач, которого знают все, но не думаю, что он зарабатывает большие деньги. И я считаю, что он успешный.

А есть успех, когда ты умеешь зарабатывать деньги. Но только правильно, не в ущерб другим людям. Например, когда-то внук Каддафи хотел прийти на мой благотворительный вечер, но я отказала — эти люди развалили свою страну! Или же есть богатые правители африканских стран, которые в них ничего не вкладывают. Но это не успех.

Поделись, что именно подталкивает тебя помогать людям в странах третьего мира. Ты могла бы жить только в свое удовольствие и не думать о других?

Я считаю, что каждый человек, который рано или поздно добьется успеха, должен открыть глаза и увидеть, чем можно помочь другим. Например, я купила квартиру в Нью-Йорке, обеспечиваю родных и живу в комфорте. Я миллионер, но еще не миллиардер, но я к этому иду. И я знаю, что у меня достаточно средств для того, чтобы помогать другим. Вместо того, чтобы бездельничать, собираться на бесконечные ужины с подружками — я лучше покормлю бездомных. Когда я помогаю другим людям — я кайфую. На днях я была по работе в Монако, и мне друзья говорят: оставайся. Я отвечаю, что мне нужно покормить бездомных в воскресенье. И нет, я не могу пропустить один день: если я уже начала это делать — я это делаю. Я уже выучила всех бездомных своего города по именам.

Уверен, связанных с благотворительностью трогательных историй – сотни. Можешь вспомнить самую-самую?

Это история о слепой, лежачей бабушке Лиде. Память у нее была изумительная: все время читала нам стихи и пела песни. Я полюбила ее, как свою бабушку. Каждый раз, когда мы приходили, я брала за руку и делилась энергией. Она сразу расцветала. Общение между людьми — это всегда обмен энергией. Когда мне сообщили, что она умерла, я заливалась слезами.

Чем отличаются американки от украинок?

Американки открытые, общительные, всегда смотрят в глаза и заставляют тебя чувствовать себя так, как будто ты — единственный на этой Земле. А многие девочки-украинки играют из себя таких барышень, что к ним страшно подойти.

В одном интервью ты признались, что не могла бы зависеть от мужчины. Тебе обязательно быть «на равных». Это из-за твоей самодостаточности или каких-то убеждений?

У меня недавно были отношения, в которых мужчина ниже меня по материальному статусу. Поначалу я думала, что это не будет проблемой. Но когда мы останавливались в 3-звездочных отелях, так как он не мог позволить лучший — меня это бесило. Я предлагала доплатить, чтобы жить в лучшем отеле, но тогда обижался он. То есть меня бы не напрягало пополам платить, но ему это будет неприятно. Но я не хочу, чтобы за меня платили, мне напополам подходит. Потому что у каждого, кто за тебя платит, есть над тобой власть — хочешь ты этого или нет. Или же мужчина может платить за тебя, но ты не ощущаешь потерю свободы. Если такие есть — откликнитесь, пожалуйста (Улыбается).

В одном интервью ты призналась, что не могла бы зависеть от мужчины. Тебе обязательно быть «на равных». Это из-за твоей самодостаточности или каких-то убеждений?

У меня недавно были отношения, в которых мужчина ниже меня по материальному статусу. Поначалу я думала, что это не будет проблемой. Но когда мы останавливались в 3-звездочных отелях, так как он не мог позволить лучший — меня это бесило. Я предлагала доплатить, чтобы жить в лучшем отеле, но тогда обижался он. То есть меня бы не напрягало пополам платить, но ему это будет неприятно. Но я не хочу, чтобы за меня платили, мне напополам подходит. Потому что у каждого, кто за тебя платит, есть над тобой власть — хочешь ты этого или нет. Или же мужчина может платить за тебя, но ты не ощущаешь потерю свободы. Если такие есть — откликнитесь, пожалуйста (Улыбается).

В одном интервью ты призналась, что не могла бы зависеть от мужчины. Тебе обязательно быть «на равных». Это из-за твоей самодостаточности или каких-то убеждений?

У меня недавно были отношения, в которых мужчина ниже меня по материальному статусу. Поначалу я думала, что это не будет проблемой. Но когда мы останавливались в 3-звездочных отелях, так как он не мог позволить лучший — меня это бесило. Я предлагала доплатить, чтобы жить в лучшем отеле, но тогда обижался он. То есть меня бы не напрягало пополам платить, но ему это будет неприятно. Но я не хочу, чтобы за меня платили, мне напополам подходит. Потому что у каждого, кто за тебя платит, есть над тобой власть — хочешь ты этого или нет. Или же мужчина может платить за тебя, но ты не ощущаешь потерю свободы. Если такие есть — откликнитесь, пожалуйста (Улыбается).

Это правда, что ты не принимаешь от мужчин никаких подарков, кроме цветов? Если да – о каком букете вспоминаешь в первую очередь? От кого он был?

Да, это правда. Ни от кого не принимаю, никогда. Хотя… Как-то я понравилась одному бразильскому дизайнеру обуви, и он стал по-хитрому меня приглашать к себе домой. Он организовывал вечеринку у себя дома, приглашал много гостей, а когда приходила я — все тут же улетучивались. Я это быстро пресекла, и чтобы меня добиться, он прислал огромный букет цветов и ключик Tiffany — как будто от его сердца. Этот подарок я оставила. Цветы — это для меня тема. А вот сумка Chanel, часы какие-то — для меня не важны в жизни. Мне вообще пофиг на бренды. Это благотворительность изменила мое мышление. Когда я только начала зарабатывать деньги — конечно, покупала Rolex и Birkin. Теперь я думаю, что можно на эти деньги бездомному квартиру купить. Конечно, если мне подарят яхту или шале в Куршавеле — «нет» не скажу (Смеется). Я не по мелочам.

Это правда, что ты не принимаешь от мужчин никаких подарков, кроме цветов? Если да – о каком букете вспоминаете в первую очередь? От кого он был?

Да, это правда. Ни от кого не принимаю, никогда. Хотя… Как-то я понравилась одному бразильскому дизайнеру обуви, и он стал по-хитрому меня приглашать к себе домой. Он организовывал вечеринку у себя дома, приглашал много гостей, а когда приходила я — все тут же улетучивались. Я это быстро пресекла, и чтобы меня добиться, он прислал огромный букет цветов и ключик Tiffany — как будто от его сердца. Этот подарок я оставила. Цветы — это для меня тема. А вот сумка Chanel, часы какие-то — для меня не важны в жизни. Мне вообще пофиг на бренды. Это благотворительность изменила мое мышление. Когда я только начала зарабатывать деньги — конечно, покупала Rolex и Birkin. Теперь я думаю, что можно на эти деньги бездомному квартиру купить. Конечно, если мне подарят яхту или шале в Куршавеле — «нет» не скажу (Смеется). Я не по мелочам.

Это правда, что ты не принимаешь от мужчин никаких подарков, кроме цветов? Если да – о каком букете вспоминаешь в первую очередь? От кого он был?

Да, это правда. Ни от кого не принимаю, никогда. Хотя… Как-то я понравилась одному бразильскому дизайнеру обуви, и он стал по-хитрому меня приглашать к себе домой. Он организовывал вечеринку у себя дома, приглашал много гостей, а когда приходила я — все тут же улетучивались. Я это быстро пресекла, и чтобы меня добиться, он прислал огромный букет цветов и ключик Tiffany — как будто от его сердца. Этот подарок я оставила. Цветы — это для меня тема. А вот сумка Chanel, часы какие-то — для меня не важны в жизни. Мне вообще пофиг на бренды. Это благотворительность изменила мое мышление. Когда я только начала зарабатывать деньги — конечно, покупала Rolex и Birkin. Теперь я думаю, что можно на эти деньги бездомному квартиру купить. Конечно, если мне подарят яхту или шале в Куршавеле — «нет» не скажу (Смеется). Я не по мелочам.

При этом если у тебя химия с человеком, если ты влюбился — даже если он тебе салфетку подарит, ты ее скрутишь и в вазочку поставишь. При этом я всегда в неправильных мужчин влюбляюсь. С хорошими мне скучно. Я bad boys люблю.

Когда я начала попадать в круги высокой элиты — туда, кстати, любая модель может попасть, но не каждая задержится, решила, что буду с этими людьми на равных. Для этого я слушала их разговоры, а потом приходила домой, искала по этим темам информацию. Образования у меня не было, и я образовывала саму себя. К сожалению, это убило мою женственность: я начала чувствовать себя, как мужчина. Я же не позволяла им флиртовать со мной, чтобы они не чувствовали превосходство. Сейчас, в какую бы компанию я не попала, мужчины думают, что я лесбиянка. Потому что у меня куча идей, я говорю о бизнесе, свожу людей, и я единственная женщина, которая за столом с мужчинами разговаривает. 

Никогда не хотела, чтобы за тебя кто-то платил?

Сколько раз я слышала, что меня мужики обеспечивают! Так вот, у меня ни одного мужчины не было, который бы за меня платил где-то. Даже когда я летаю на уикенды с мужчиной, я сама за себя плачу, понимаешь? У меня реально так: я все сама. Все, чего я добилась — я добилась сама. Я могу с гордостью это сказать.

Слушай, я даже когда иду с девочками в Queen, который принадлежит моему хорошему другу, плачу. Например, мы выпили две бутылки шампанского, одна бутылка «на нем», а за вторую я плачу. Я не могу позволить за себя платить, тем более что он мне не бойфренд. Я не знаю, почему так, но буду чувствовать себя униженной, если за меня будут платить. Я хочу всего в жизни добиться сама, быть миллиардершей и за всех платить (Улыбается). Я хочу быть такой, чтобы всем давать, всех спасать и совершать благотворительные дела. Я не хочу искать кого-то, чтобы он меня содержал. Это ужасно — зависеть от кого-то. Я смотрю на своих подруг, которые то и дело говорят о том, что им бойфренд что-то запретил или не то сказал, — и я так не хочу. А мне кто может сказать, чтобы я что-то не делала? Мне даже мама не может такое сказать.

Деньги – это все фигня. Свобода — вот что самое главное в жизни. С людьми, от которых ты зависишь — ты теряешь свою свободу.

Максим Куликов:

«С одной стороны, работать с Алиной мне было легко, потому что она профессиональная модель. С другой стороны — я работал с ней уже много раз, мы испробовали много образов, и у меня сложилось определенное представление. Поэтому найти что-то кардинально новое было непросто. Как парикмахер, в повседневной жизни я работаю с Алиной давно: у нее от природы очень гладкие, ровные волосы. Это преимущество, так как волосы требуют минимум усилий для укладки после мытья. Обычно я создаю у нее на волосах выгоревшие будто на солнце пряди. Причем, для меня это достаточно просто, а вот для мастеров в Америке, где живет Алина, такое окрашивание — сложнейший уровень».

Алина Байкова:

«Максим — тот самый мастер, к которому я готова лететь через полмира, чтобы он сделал мои волосы роскошными. Он делает окрашивание очень естественным: не слишком светлым, и при этом ярким, насыщенным. В парикмахерском кресле Максима каждый эксперимент — тотальное удовольствие». 

Алина Байкова