«То, что вы видите на сцене — верхушка айсберга»

 Ксения Палфи — DJ. 

Ксения, я прочитал интервью, которое вы дали бренду Sova. В нем вы говорили о музыке малоизвестного украинского пианиста из Львова Игоря Цимбровского и том, как долго искали его работу. Я нашел его произведение, и даже зашезамил его. Оно очень пронзительное, невероятное.

Вам повезло. У меня не было возможности зашезамить (Улыбается). Мне Филипп Маркович его включил всего один раз, и на вопрос о том, кто композитор, ответил просто: «Ищи». И я нашла.

То есть, вас такие ситуации мотивируют?

Да, меня очень мотивируют. Один из моих любимых диджеев Карл Эйдж как-то играл в Closer и опубликовал у себя в Instagram трек, который не шезамится. Я приблизительно знаю, в каком жанре стоит искать, но на Discogs (веб-сайт с одной из крупнейших баз данных музыкальных исполнителей и их изданий от различных музыкальных компаний, — Прим. авт.) почти миллион пластинок в этом направлении. Я планирую их все пересмотреть. Прошло уже два дня безрезультатных поисков (Смеется).

Настойчивость и умение искать — очень хороший навык.

Да, только я пока не понимаю, как его применить и монетизировать. Может, мне сыщиком стать? Я серенькая, как овчарка (Смеется).

Помните свой первый эксперимент с волосами?

Да, в восьмом классе моя соседка парикмахер сделала мне очень модное тогда окрашивание — мелирование. Это происходило так: на голову надевали резиновую шапочку, и крючком доставали пряди, которые окрашивали белой краской. Мне очень понравилось, и с тех пор я не останавливалась. Я была буквально помешана на волосах, красила их постоянно. Они у меня рано поседели и я думала, что краска делает их жесткими. На самом деле они такие сами по себе. И пока волосы были длинными, приходилось устраивать танцы с бубном, чтобы ухаживать за ними (Смеется). А моя подруга — обладательница длинных прядей, долгое время носила с собой в сумке утюжок, чтобы разгладить их во время влажной погоды. С короткими все гораздо проще (Улыбается). Но сейчас у меня другая проблема: как ухаживать за седыми волосами. На рынке почему-то не очень много средств ухода за такой шевелюрой.

Ксения, вам подойдут все синие шампуни и средства ухода для возрастных волос. Такая линейка точно есть у Kerastase.

Вы успели поработать в абсолютно разных сферах: от офисного работника до медсестры в отделении кардиореанимации. Расскажите, как найти свою миссию, свой путь? Это задача, кажущаяся непосильной для многих людей.

Вы знаете, я еще не поняла, что мое.

То есть, эксперименты еще не закончены?

Да. Мне хочется, чтобы им пришел конец, но я еще не выяснила, что мое. И это самый главный вопрос в моей жизни. Но, пока не найду — не успокоюсь (Смеется). Наверное, мне все очень быстро надоедает.

Я готовил вопросы для интервью под ваш плейлист в Souncloud. Даже в самых живых, техно треках вам удается создать особую умиротворенную атмосферу. Это как-то обусловлено тем, в каком состоянии вы их создаете?

Я не знаю. Мне кажется, это невозможно контролировать. Музыка, которую играет диджей или подкастер — отражение его состояния души. Именно он выбирает то, что подсознательно с ним коррелирует: порядок песен и то, как они между собой взаимодействуют. В этом, собственно, ценность каждого диджея: не может быть двух одинаковых историй.

Говорят, что диджей-сет — это не просто сведение двух песен, а история. Нарратив, рассказанный через музыку. Это может быть комедия, драма, трагедия. А может начинаться с драмы, а закончиться комедией. Когда ты подходишь к своему творчеству, понимая, какую историю хочешь рассказать — у тебя получается. А если просто рандомно включать все, что нравится — это совершенно другой уровень.

Что для вас самый качественный отдых? Чем вы займетесь, если у вас будет один полностью свободный день?

Лежать на диване (Смеется).  Смотреть фильм, читать книгу.

Совесть не мучает?

Мучает, но что делать (Смеется). Надо лежать, пока лежится. Я вообще гедонист: очень люблю и умею отдыхать, получаю от этого удовольствие, умею создать классную атмосферу вокруг. Люблю, чтобы бокальчик красивый, и удобная подставка под ножки и светик, и пледик. Просто мне с самой собой не скучно, и я всегда могу себе придумать развлечение.

Психологи говорят, что это признак зрелой личности.

Про зрелую личность я бы так далеко не заходила (Смеется). Но это то, куда я стремлюсь.

У вас есть чувство, что вы знамениты?

Нет, и никогда в жизни оно ко мне не приходило. Мне кажется, что это несвобода. Суперзнаменитые люди не распоряжаются своей жизнью. Они не могут пойти в трениках, растянутой майке и съесть огромный чизбургер в McDonald’s. Мы как-то с мужем рассуждали о Ким Кардашьян — это же ее каждая собака узнает! Такие люди не могут спокойно выйти без охраны из дома: банальные вещи превращаются для них в эпопею. Мне кажется, это очень утомительно. Выходит, что жизнь — это бизнес.

Я знаю, что у писателей часто бывает ощущение, что текст кто-то надиктовывает им, а они лишь записывают и редактируют. Скажите, как это происходит в музыке? Как рождаются ваши творения?

Если бы я писала музыку, то смогла бы ответить на этот вопрос. У меня иногда возникают в голове классные мелодии и идеи, но я совершенно не способна их реализовать. Пока я не знакома с инструментарием. Если бы у меня были чьи-то руки, я бы сказала: здесь сделай так, а вот тут — этак. Вообще существует практика музыкального продюсирования: ты озвучиваешь свои идеи, а человек воплощает в жизнь.

А если это сет — все иначе. То, что вы видите на сцене — верхушка айсберга, завершающий этап большого процесса. Потому что вся работа на самом деле — это предподготовка. Подбор музыки — это full time job. Каждый день нужно сидеть, перерывать тонны треков на разных сайтах, отслеживать новое или искать старое, забытое. Музыки такое огромное количество, что если ее вообще перестать выпускать, то хватит еще на 500 поколений. Из этого нужно отобрать треки, сложить их в папку, а затем начать процесс отфильтровки. Это важно. Потому что бывает так, что начинаешь играть, и думаешь: «Откуда это?! Где я это скачала?». И удаляешь. Или наоборот: откуда не возьмись, находишь какой-то бриллиант. Так формируется библиотека, в которой ты хорошо ориентируешься. Важно также наблюдать за реакцией и атмосферой. Я всегда ориентируюсь на свои чувства: если мне скучно — понимаю, что гостям тоже скучно.

Я знаю, что у писателей часто бывает ощущение, что текст кто-то надиктовывает им, а они лишь записывают и редактируют. Скажите, как это происходит в музыке? Как рождаются ваши творения?

Если бы я писала музыку, то смогла бы ответить на этот вопрос. У меня иногда возникают в голове классные мелодии и идеи, но я совершенно не способна их реализовать. Пока я не знакома с инструментарием. Если бы у меня были чьи-то руки, я бы сказала: здесь сделай так, а вот тут — этак. Вообще существует практика музыкального продюсирования: ты озвучиваешь свои идеи, а человек воплощает в жизнь.

А если это сет — все иначе. То, что вы видите на сцене — верхушка айсберга, завершающий этап большого процесса. Потому что вся работа на самом деле — это предподготовка. Подбор музыки — это full time job. Каждый день нужно сидеть, перерывать тонны треков на разных сайтах, отслеживать новое или искать старое, забытое. Музыки такое огромное количество, что если ее вообще перестать выпускать, то хватит еще на 500 поколений. Из этого нужно отобрать треки, сложить их в папку, а затем начать процесс отфильтровки. Это важно. Потому что бывает так, что начинаешь играть, и думаешь: «Откуда это?! Где я это скачала?». И удаляешь. Или наоборот: откуда не возьмись, находишь какой-то бриллиант. Так формируется библиотека, в которой ты хорошо ориентируешься. Важно также наблюдать за реакцией и атмосферой. Я всегда ориентируюсь на свои чувства: если мне скучно — понимаю, что гостям тоже скучно.

Как по-вашему, в чем заключается секрет успеха и что вы вкладываете в это понятие?

Я всегда думала: делай свою работу хорошо. Если ты готовишь вкусно — к тебе придут, даже если это просто дырка в стене. А если нет — у тебя может быть супер-ресторан, где все летают на пони и сидят на облаке, но никто не придет туда больше одного раза.

А вот в диджеинге это вопрос сложный. Потому что невозможно объективно оценить работу диджея: нет таких критериев. Казалось бы, ты создаешь атмосферу: было или не было классно. Но у всех разные вкусы. Очень важно собрать свою аудиторию, и это сложно.

Есть люди, которые плохо сводят треки, делают огрехи в технике, но они настолько харизматичные и создают крутые сеты, что делает их очень успешными. А есть те, которые технически все делают идеально, но они не успешны. У кого-то срабатывает нетворкинг, у кого-то Instagram, у кого-то личная харизма.

Я пытаюсь создавать вечеринки классными, непопсовыми треками, вести своего рода просветительскую деятельность в духе «Может, вы не знали, но есть еще такая музыка. И она классная».

Как по-вашему, в чем заключается секрет успеха и что вы вкладываете в это понятие?

Я всегда думала: делай свою работу хорошо. Если ты готовишь вкусно — к тебе придут, даже если это просто дырка в стене. А если нет — у тебя может быть супер-ресторан, где все летают на пони и сидят на облаке, но никто не придет туда больше одного раза.

А вот в диджеинге это вопрос сложный. Потому что невозможно объективно оценить работу диджея: нет таких критериев. Казалось бы, ты создаешь атмосферу: было или не было классно. Но у всех разные вкусы. Очень важно собрать свою аудиторию, и это сложно.

Есть люди, которые плохо сводят треки, делают огрехи в технике, но они настолько харизматичные и создают крутые сеты, что делает их очень успешными. А есть те, которые технически все делают идеально, но они не успешны. У кого-то срабатывает нетворкинг, у кого-то Instagram, у кого-то личная харизма.

Я пытаюсь создавать вечеринки классными, непопсовыми треками, вести своего рода просветительскую деятельность в духе «Может, вы не знали, но есть еще такая музыка. И она классная».

Максим Куликов:

«С одной стороны, с Ксенией очень легко работать, потому что у нее модельная внешность. Далеко не с каждым можно создать образы, которые мы примеряли с ней. С другой, у героини интересный цвет волос, который превратил подготовку к съемкам в челлендж. Мне нужно было взять дополнительные волосы и сделать их «под седину», четко подобрав верный оттенок. У нее изначально холодный цвет волос, который вместе с большим процентом седины смотрится очень красиво. Кстати, сегодня многие специально добиваются именно такого цвета с помощью окрашивания».

 Ксения Палфи:

«Когда мне сказали, что в салоне Maxim Kulikov можно заказать и взять с собой любое блюдо, первое, о чем я подумала: «Вот бы забрать с собой Макса!» Он удивительно талантливый, о чем вместо тысячи слов расскажут фотографии нашего совместного проекта. Не могу перестать любоваться моими образами».

Максим Куликов:

«С одной стороны, с Ксенией очень легко работать, потому что у нее модельная внешность. Далеко не с каждым можно создать образы, которые мы примеряли с ней. С другой, у героини интересный цвет волос, который превратил подготовку к съемкам в челлендж. Мне нужно было взять дополнительные волосы и сделать их «под седину», четко подобрав верный оттенок. У нее изначально холодный цвет волос, который вместе с большим процентом седины смотрится очень красиво. Кстати, сегодня многие специально добиваются именно такого цвета с помощью окрашивания».

 Ксения Палфи:

«Когда мне сказали, что в салоне Maxim Kulikov можно заказать и взять с собой любое блюдо, первое, о чем я подумала: «Вот бы забрать с собой Макса!» Он удивительно талантливый, о чем вместо тысячи слов расскажут фотографии нашего совместного проекта. Не могу перестать любоваться моими образами».

Share on facebook
Facebook
Share on telegram
Telegram
Share on email
Email

Ксения Палфи